13:50 

Mirage Showa-hen: Ruritsubame Blues

wakarinikuiiro
Пересказ второго спектакля по Сёве Ruritsubame Blues (炎の蜃気楼昭和編 瑠璃燕ブルース )
Первая часть - от michiru2042
Перевод Dasha B.
спойлерно

UPD: продолжение от Katinka - в комментариях.

@темы: Мираж и жизнь, канон, околомиражное, перевод, спектакль, спойлеры, эпоха Сёва

Комментарии
2016-06-17 в 11:26 

o0413olga
nifheim,
Своей резкости не стесняется в отношении друзей, подчиненных и бывших вассалов.

2016-06-17 в 11:34 

nifheim
Своей резкости не стесняется в отношении друзей, подчиненных и бывших вассалов.

Так а когда он ее стеснялся? Разве что в самом начале основного цикла, но тогда понятно почему. Он же был обыкновенным закомплексованным подростком + остальных якш совсем не знал, жизненного опыта никакого, отсюда катастрофическая неуверенность в себе. В Сёве то ситуация совсем другая. Проживи мы 400 лет, всякое стеснение просто бы исчезло.

2016-06-17 в 11:43 

o0413olga
nifheim, Бедная Харуэ. Ее понятия относительно интеллигентности руководителя как то не стыкуются с общепринятыми.
Хотя я его все равно люблю. Кагетору.

2016-06-17 в 11:43 

o0413olga
nifheim, Бедная Харуэ. Ее понятия относительно интеллигентности руководителя как то не стыкуются с общепринятыми.
Хотя я его все равно люблю. Кагетору.

2016-06-17 в 11:49 

nifheim
Бедная Харуэ. Ее понятия относительно интеллигентности руководителя как то не стыкуются с общепринятыми.

На самом деле, из того что нам известно о личности Касэ в Сёве, он действительно был очень интеллигентным и уравновешенным. Но интеллигентность не равняется бесхарактерности. Он руководитель, который в ответе за своих подчиненных, на нем лежит гораздо бОльшая ответственность, поэтому и прикрикнуть он может и запретить. Это нормальное поведение для руководителя.

2016-06-17 в 11:53 

o0413olga
nifheim,
Это точно и проверено. Но резкость - для него средство решения проблем.
Вот с Минако и Наоэ - прям в одном ключе решил. И на Харуэ тоже наехал

2016-06-18 в 10:01 

Katinka
Joushiki tte, nandeshou ne...
Дальше :)

-----
После этого Кагетора меняет тему и начинает рассказывать о происходящих с ним в последнее время странных случаях (машина, пытающаяся его задавить; человек, вроде бы случайно толкающий его с лестницы и т.п – «в общем, всякие мелочи» Наоэ: да разве же это мелочи!). Кагетора делает вывод, что за ним кто-то следит, кто-то знает о его действиях и местонахождении. Наоэ предполагает, что это может быть кто-то из бара.

Тут появляется человек со шрамом на щеке и требует отдать ему череп. Кагетора спрашивает, по какой такой причине. Человек со шрамом отвечает, что череп украли у изначального владельца, и он собирается его вернуть. Кагетора спрашивает, кто владелец. Человек со шрамом отвечает, что это не его дело. Начинается потасовка, в которой впервые появляются летающие кимоно. В какой-то момент Наоэ угрожает опасность, Кагетотра велит ему закрыться ментальным щитом, и поджигает кимоно. С Наоэ всё в порядке, но шею ему немного обожгло.

От кимоно, впрочем, избавиться не удаётся. Наоэ предполагает, что это цукумогами. Кагетора говорит, что нет – к каждому кимоно прицеплен дух. В конце концов Наоэ изгоняет духов из кимоно, пока Кагетора их удерживает. Человек со шрамом: значит, это и есть знаменитая изгоняющая сила. Кагетора: кто ты такой, и кому принадлежит череп. Человек со шрамом: с черепом короля демонов вам не справиться. Кагетора реагирует на слова «король демонов», а человек со шрамом снова требует вернуть череп, и говорит, что придёт за ним попозже.

У Кагеторы приступ кашля. Наоэ замечает, что человек со шрамом – подселенный дух. Потом они находят обрывок кимоно и обнаруживают, что оно было свадебное.

Нагахидэ и Мари дома у Нагахидэ:

Н: Эй, Дуроиэ! Иробэ на телефоне. Он говорит, что Кагетора говорит, чтобы ты возвращалась домой.

М: Никуда я не пойду, пока Кагетора сам за мной не придёт!

Н: Да ладно уже тебе!

М: Пусть живёт с Наоэ!

Н: Кагетора первым пошёл на попятный, слышишь?

М: А я не вернусь, и всё!

Н: Ох уж мне эти разборки семейные… Ты же мужчина, в конце концов! *в трубку* Слышал? Вот так вот. Ага, так ему и передай.

Потом Нагахидэ напоминает Мари, что Кагетора ещё не отошёл после того, как Наоэ в предыдущем теле умер у него на глазах. Что, про словам Иробэ, у Кагеторы травма. Мари сочувственно соглашается, и перечисляет все прочие недавние травмы Кагеторы: родители погибли во время пожара, старшую сестру зарезали, друга сбила машина.

Нагахидэ говорит, что если она так Кагеторе сочувствует, пусть возвращается, а то он даже девушек водить домой не может.

Потом они снова переходят к теме черепа. Мари говорит, что видит картинку: военные штандарты за стеной пламени. Человек, который смотрел на это, испытывал сильный гнев. Потом Мари начинает говорить не своим голосом. Ей становится плохо, и она уходит в постель.

Наоэ и Кагетора приходят в квартиру к последнему, в которую кто-то успел вломиться и всё там перерыть. По словам хозяйки днём из квартиры доносился сильный шум, она поднялась проверить, что происходит, но злоумышленники успели сбежать. Наоэ и Кагетора соглашаются, что искали, наверное, череп. Кагетора добавляет, что это, наверное, был человек со шрамом, и что в его квартире в самом деле больше нечего красть. Наоэ начинает рассуждать на тему того, кто же такой человек со шрамом, но Кагетора уже примеряется к нему со льдом – и далее следует сцена со льдом :) 

2016-06-18 в 10:24 

wakarinikuiiro
Ей становится плохо, и она уходит в постель.
Ох, какой веселый пересказ! Спасибо!
Я валяюсь! :lol::lol::lol:

2016-06-18 в 10:32 

nifheim
Нагахидэ говорит, что если она так Кагеторе сочувствует, пусть возвращается, а то он даже девушек водить домой не может.

Что-то не поняла... А почему он девушек водить домой не может? И что Нагахидэ имел при этом ввиду, что Мари Кагеторе дувушку периодически заменяет? Хм...

2016-06-18 в 10:32 

nifheim
Нагахидэ говорит, что если она так Кагеторе сочувствует, пусть возвращается, а то он даже девушек водить домой не может.

Что-то не поняла... А почему он девушек водить домой не может? И что Нагахидэ имел при этом ввиду, что Мари Кагеторе дувушку периодически заменяет? Хм...

2016-06-18 в 10:36 

Vergo
Love is under your will only.(c)
Я думаю, имеется в виду что Нагахидэ не может водить домой девушек, пока там Мари живет.=)

2016-06-18 в 11:04 

nifheim
Я думаю, имеется в виду что Нагахидэ не может водить домой девушек, пока там Мари живет.=)

Ааа, вон оно че ) Я думала это Кагетора девушек водить домой не может, пока Мари там нет ))

2016-06-18 в 13:07 

2fkatalex
Бугагашеньки, Нагахидэ - прелесть. Особенно порадовало, как он в конце Наоэ отшвырнул "Мэндуксай":lol::lol::lol:

2016-06-20 в 09:06 

Katinka
Joushiki tte, nandeshou ne...
Дальше

----
Иробэ вызывает к себе Нагахидэ по поводу черепа – мол, есть новая информация. Сначала Иробэ рассказывает, что домой к Кагеторе кто-то вломился и что-то там искал – Нагахидэ говорит, что у него произошло тоже самое; деньги остались на месте, следовательно, искали череп, но черепа в квартире на тот момент не было, потому что Нагахидэ отнёс его к знакомому, который занимается восстановлением черт лица по костям (вдруг это поможет установить личность). Иробэ говорит, что в секте Рокуо-кё (это последователи Оды в современном мире) случилось происшествие – кто-то украл их святыню. Нагахидэ: что там у них за святыня? Иробэ: череп Оды Нобунаги. Нагахидэ: да ну! тело Нобунаги сгорело в Хоннодзи, и его вроде бы так и не нашли? Иробэ: основатель Рокуо-кё нашёл череп и тайком вынес его – так они говорят.

Затем Нагахидэ и Иробэ приходят к заключению, что их череп – это, скорее всего, и есть тот самый череп. Это бы объяснило, почему человек со шрамом в разговоре с Кагеторой поминал короля демонов. Нагахидэ: выходит, мы скоро узнаем, как Нобунага выглядел. Иробэ: наверное, Синономэ Дзиро – имя человека, который украл череп у Рокуо-кё. Нагахидэ: а человек со шрамом, тогда – кто-то из подселенных духов Оды. Иробэ: Синономэ Дзиро хотел с нами связаться, но по какой-то причине не смог… возможно, его уже нет в живых… Нагахидэ: если это череп Нобунаги – разбить его, и все дела. Иробэ: но у нас недостаточно доказательств.

В итоге они решают спрятать череп в святилище Мацукава (где у них на посту Хаккай), потому что там подселенные духи до него не доберутся.

Кагетора в «Регало» отвечает на телефонный звонок. Голос в трубке снова требует вернуть череп, угрожая расправой над близкими. Кагетора снова пытается узнать, кто он такой, но говорящий вешает трубку.

Приходит Нацу, сочувствует Кагеторе по поводу сломанной руки, говорит, что падать с лестниц – вообще-то как-то не в его репертуаре. Кагетора: да, без правой руки очень неудобно. Нацу: пойдёмте потом в баню, я вам спинку потру. Кагетора: да, было бы здорово. Нацу: хотя, нам обоим сейчас, похоже, не везёт. Кагетора: а тебе-то чего? Нацу: у меня сегодня был экзамен по игре на барабане – проверка, готов я выступать или нет. Кагетора: сегодня? Ну, и как всё прошло? Нацу: оказалось, не готов. Сказали, с басами ещё не очень.

Нацу продолжает жаловаться и говорит, что он наверное, не годится в барабанщики. Кагетора его утешает, Нацу воодушевляется и убегает переодеваться.

Заходит Минако в свадебном платье.

К: Тебе идёт – это сегодняшний костюм?

М: Да, по случаю императорской свадьбы.

К: Ты сегодня играешь в последний раз, я слышал?

М: Да, к сожалению.

К: Извини, я тогда сказал лишнее. Я не хотел тебя обидеть.

М: Что вы, что вы! Вы меня тоже простите, я вела себя невежливо.

К: Это прозвучит странно с моей стороны, но… Может, останешься?

М: Что?..

К: Возвращайся после того, как закончится твой конкурс. И директор и все остальные хотят, чтобы ты осталась. Ты хорошо играешь. Вовсе не как любитель.

М: А как же насчёт студентов, отнимающих у других рабочие места?

К: Беру свои слова обратно. «Регало» как раз и существует для того, чтобы взращивать таланты. Студенты, профессионалы – какая разница. Забудь о том, что я сказал.

М: Да, но…

К: Ты нужна сейчас в «Регало».

М: Вы правда так думаете?

К: Правда.

М: Надо же, вы сегодня совсем другой…

К: Извини.

М: Да нет, я вас ни в чём не обвиняю! Просто приятно слышать от вас, что я нужна.

К: Как часто напоминают мне близкие, я бываю несдержан на язык. Мари вон тоже меня отругала…

М: Мари-сан?..

После этого разговор быстро сворачивается: Минако говорит, что сегодня всё-таки будет её последний раз. Попав в «Регало», она по-настоящему оценила джаз, но её призвание – классическая музыка. Кагетора называет её упрямой, но больше не настаивает – приглашает заходить иногда просто так и желает хорошего последнего выступления. Вдруг Минако оборачивается и говорит, что хочет посвятить сегодняшнюю мелодию ему – не возражает ли он. Кагетора не возражает, Минако отправляется на сцену.

Входит Мари, Кагетора интересуется её здоровьем и просит не перенапрягаться. На Мари это вроде бы оказывает смягчающий эффект.

Входят Сигё и Нацу. Кагетора и Сигё за стойкой болтают ни о чём. Болтовня заканчивается тем, что Сигё предлагает Кагеторе пойти с ним в баню и потереть ему спинку. Кагетора стремительно отказывается.

Мари вдруг становится плохо, Сигё уводит её, но велит всем остальным продолжать готовиться к открытию. Оставшись один в зале, Нацу звонит по телефону кому-то, кого он называет «аники». Говорит, что он сделал всё, как было велено, и никто ничего не заметил; обещает выполнить всё остальное так, чтобы Касэ его не заподозрил.

2016-06-20 в 10:20 

nifheim
Нагахидэ: если это череп Нобунаги – разбить его, и все дела.

Люблю Нагахидэ за практичность и простоту )))

Нацу: пойдёмте потом в баню, я вам спинку потру.
Сигё предлагает Кагеторе пойти с ним в баню и потереть ему спинку.

Нарасхват, парень )))

2016-06-20 в 12:55 

Vergo
Love is under your will only.(c)
У них явно проблемы с подбором персонала в Регало.

2016-06-21 в 03:46 

Katinka
Joushiki tte, nandeshou ne...
Дальше

----
Входит Сигё и просит Нацу открывать бар – Мари сегодня не будет, но выступление не отменяется. Бар открывается, заходят посетители. Минако предстоит играть одной. Кагетора: извини, что так получилось. Минако: ничего, я просто буду стараться за двоих.

Минако играет Революционный этюд Шопена, и на Кагетору её игра и эта конкретная музыка производят большое впечатление (по-японски этюд называется одним словом – «Революция»).

Потом заходит шумная компания, Нацу просит их вести себя потише, когда это не оказывает никакого эффекта – просит их покинуть помещение. Один из парней узнаёт Нацу. Из разговора становится ясно, что раньше Нацу состоял в группировке, известной как «Цубамэ-дан» (буквально «Банда Ласточек»). Его кличка была – Бешеный пёс Нацу, и он был правой рукой главаря банды, Синономэ Дзиро. Кагетора тут же вклинивается в разговор и спрашивает, кто такой Синономэ Дзиро. Потом начинается драка, которую останавливают Кагетора и Сигё (последний – при помощи бутылки виски). Кагетора пытается вывести Нацу на чистую воду, но тот отпирается, и говорит, что никакого Синономэ Дзиро не знает. Зал пустеет, Минако заканчивает играть Шопена, ей апплодирует Косака. Минако расстроена, когда видит, что Кагеторы нигде нет.

Потом в неё кто-то пытается вселиться – сначала она думает, что это опять дракон, но потом понимает, что ошиблась. Ей помогает Косака (очевидно, потому, что она – из потомков клана Такэда), прогоняет духа, и говорит, что всё дело в свадебном платье. Косака оставляет Минако амулет и уходит, не сказав ей, кто он такой.

Кагетора и Наоэ встречаются на Синдзюку, на Золотой улице (Голден Гай), куда их привели поиски Синономэ Дзиро. Кагетора узнал, что Банда Ласточек была одной из детских банд на Синдзюку. Наоэ: те самые банды, в которые сбивались дети-сироты после войны. Кагетора: здесь раньше был чёрный рынок. Наоэ: а теперь здесь процветает проституция. Кагетора: что, испугался? Наоэ: нет, но если меня кто-нибудь увидит из домашних – будет много шума.

Дальше они заходят в один из баров, чтобы поговорить с его хозяйкой (в книге это ничем не примечательный женский персонаж, но после спектакля все стали называть это чудо Накано-мама – по имени актёра, который изображает :) Сначала мама принимает их за полицейских. Кагетора говорит, что они ищут Дзиро из Банды Ласточек – мама отпирается и говорит, что не знает, но становится сильно добрее после сигареты. Она рассказывает, что давно не видела Дзиро, который занимался с бывшими друзьями по банде каким-то бизнесом. Возможно, он кинул всех и сбежал, возможно, не поладил с якудзами и его убили. Кагетора: он что, был каким-то головорезом? Мама: ни в коем случае, он хороший парень был.

Далее следует диалог с использованием бандитского сленга того времени – Наоэ подсказывает термины, поскольку Наоки, первоначальный владелец его нынешнего тела, знал уличную жизнь не понаслышке (мама даже жалеет его – его район был какой-то особенно плохой). Выясняется, что Дзиро был довольно порядочным и надёжным, заботился о других ребятах, старался, чтобы ни за кем не числилось серьёзного криминала, вытаскивал из неприятностей – в общем, мог постоять за себя и за своих. Потом мама вспоминает, что у неё где-то есть его фотография и уходит.

К: Да, ты же тоже из детей-сирот, получается.

Н: Жил под эстакадой в Уэно три первых послевоенных года, подбирал и продавал сигаретные окурки.

К: Память тела? Память Наоки?

Н: Он тогда каждый день думал лишь о том, как бы дожить до завтра. Некоторые дети опускались, становились преступниками, но Наоки был из обычной, нормальной семьи. Он старался зарабатывать – чистил ботинки, разносил газеты… У послевоенных сирот было крепкое братство. *отнимает у Кагеторы сигарету* За такую много денег бы дали.

Прибегает мама с фотографией, и оказывается, что они знают Синономэ Дзиро – это нападавший на них человек со шрамом. Потом мама вспоминает, что слышала от кого-то, что Дзиро видели недавно в компании Нацу.

2016-06-21 в 09:40 

nifheim
Косака оставляет Минако амулет и уходит, не сказав ей, кто он такой.

А разве Косака в Сёве, не женщина?


2016-06-21 в 18:30 

Katinka
Joushiki tte, nandeshou ne...
nifheim,
Нет, не женщина :)

2016-06-25 в 02:01 

Dasha B
Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку. с
Вот и загадка со свадебным платьем разъяснилась. Чудненько))) Спасибо огромное.

2016-07-12 в 06:35 

Katinka
Joushiki tte, nandeshou ne...
Дальше

---------
Ещё к предыдущей сцене, забыла сказать: мама упоминает о том, что Нацу был для Дзиро «ototo-bun» - это переводится как «младший брат» и в криминальной иерархии означает кого-то, кто ниже по статусу (отношения типа «я о тебе забочусь, ты меня слушаешься»). И что Дзиро был сильно привязан к Нацу.

Кагетора и Иробэ в баре. Иробэ уже слышал от Наоэ о том, что они с Кагэторой узнали на Синдзюку. Кагетора спрашивает о здоровье Мари. Иробэ говорит, что ей не стало лучше и добавляет, что способности к ментальной разведке – это палка о двух концах.

Кагетора показывает Иробэ фотографию Синономэ Дзиро и говорит, что попытается добиться правды от Нацу. Иробэ: но не странно ли это? Череп нам отправил Синономэ Дзиро, и тот же самый Синономэ Дзиро требует вернуть череп. Кагетора: когда Дзиро требовал вернуть череп, он был во власти подселенного духа. Иробэ: и что же это за дух? Кагетора: не знаю. Иробэ: и как вообще к бывшему главарю детской банды попал череп Нобунаги? Кагетора: Нацу, конечно, отпирается, но я почти на сто процентов уверен, что череп в баре оставил именно он; и я думаю, именно он ведёт за мной слежку.
Приходит Нагахидэ с новостями: череп оказался не мужским, а женским (это удалось определить по форме костей). Кагетора: и что же это значит? Нагахидэ: что Нобунага был женщиной.

Кагетора поднимает его на смех, Иробэ спрашивает, можно ли доверять человеку, который проводил анализ (Нагахидэ говорит, что да). Кагетора: может, у него просто было женственное лицо? Нагахидэ: ну, никто из нас не видел Нобунагу в лицо в первой жизни; откуда мы знаем, не был ли он женщиной в самом деле. Кагетора: может, это кто-то другой? Нагахидэ: да, может в Хоннодзи они подобрали какой-то другой череп. Иробэ: действительно, ведь сложно разобрать, кому принадлежат обгорелые кости; и у них не было никакого способа проверить. Кагетора: значит, они четыреста лет поклонялись черепу кого-то совершенно постороннего?

Нагахидэ после этого заявляет, что на самом деле его эксперт смог определить возраст человека, которому принадлежал череп: 20 лет. Иробэ: Нобунаге было 49, когда он умер. Кагетора: значит, это всё-таки кто-то другой. Нагахидэ уходит, пообещав сообщить, если узнает что-то ещё. Иробэ отправляется в святилище Мацукава, где они спрятали череп.

Входит Нацу. Кагетора начинает спрашивать, почему тот соврал, что не знает Синономэ Дзиро. Нацу отпирается. Кагетора просит сказать ему, где Дзиро сейчас. Нацу: это вы меня спрашиваете, где он сейчас? Кому как не вам это знать. Кагетора в непонятках, Нацу переводит всё в шутку и уходит, говоря, что у него много дел.

Затем следует сцена со светом из-под барной стойки и драматическим падением Кагеторы на пол.

   

Mirage of Blaze

главная